Вход в систему

To prevent automated spam submissions leave this field empty.

Газета ЗАВТРА о книге "От Сталина до Путина: зигзаги истории"

Эта книга — своеобразный творческий автопортрет Николая Михайловича Анисина: известного журналиста, талантливого писателя, просто честного и здравомыслящего человека, "брянского крестьянина", как он часто сам себя называет. Но за плечами у этого "крестьянина" — два вуза и аспирантура МГУ, работа директором школы и спецкором ещё советской "Правды", затем почти два десятилетия — на линии информационного фронта необъявленной гражданской войны вместе с газетой "День"—"Завтра"…

Каждое из вошедших в данное издание произведений с честью прошло испытание временем. Это и поразительный по своей внутренней исповедальности, а также по системности собранного материала "Звонок от Сталина", раскрывающий — через представленный в авторской оптике многогранный образ сталинского порученца Тихона Лукича Щадова — не только эволюцию "еврейской темы" в политике Советского Союза, но и причины видимого краха "красного проекта". Это и пророческая, едва ли не впервые сказавшая, что Путин — это всерьёз и надолго, статья "Бонапутизм" (1999), из которой вырос "Путин и призрак Черчилля". Это и, кажется, единственная(?!) за четверть века публикация в российской прессе ("Где наручники?"), посвящённая проблеме бывшей советской собственности за рубежом — не каким-то отдельным объектам, а именно проблеме в целом, —она тоже принадлежит перу Николая Анисина. Перечитывая его "Шлях во тьму", написанный ещё в 1991 году, лучше понимаешь истоки и кровавые русла украинских "майданов".

В 1997 году, в промежутке между позорными президентскими выборами 1996 года и не менее позорным дефолтом 1998-го, Николай Анисин, давая характеристику Ельцину как продолжателю и завершителю дела Хрущева—Брежнева—Горбачёва, писал в статье "Кадры решают всё": "В двадцатые России нужна была Личность, отвечающая её запросам, — и она вручила всю полноту власти Сталину. Наш новый лидер будет похож на Сталина. Похож тем, что он тоже будет Личностью. Откуда ждать его появления? Сегодня идеалы сталинской империи так же являются идеалами восьмидесяти процентов российских граждан, которые хотят иметь сильное, ни перед какой "большой семёркой" не заискивающее государство; хотят, чтобы им платили по труду; хотят, чтобы власть, как и прежде, содержала школы, науку, культуру, армию и защищала от произвола. Идеалы большинства не изменились. Но изменилось качество этого большинства… Какого вождя Россия в лице самого волевого и энергичного пласта населения выбрала в двадцатые, такого она выберет и теперь… Будущий вождь может не быть центром словопрений, но он не может не быть центром в постановке дела". И этот анисинский прогноз тоже полностью подтвердился, тоже прошёл испытание временем. Да, скоро сказка сказывается и нескоро дело делается — но делается же!

Проза Николая Анисина, естественным образом выросшая из его публицистики, — уникальное и, на мой личный взгляд, пока ещё недооценённое явление. Потому что своим творчеством и своей жизнью, которая нигде и ни в чём никогда не расходилась с творчеством, он продолжает и развивает лучшие традиции отечественной литературы. Конечно, сам автор категорически возражает против того, чтобы проходить по литературному ведомству: мол, какой из меня писатель, это — не литература, не художественное творчество, я же ничего не придумываю, пишу всё как есть, только изменяю кое-какие ситуации, свидетелем и участником которых оказывался… И любые обращения к авторитетам Чехова ("Искусство писать есть искусство сокращать написанное"), или Микеланджело Буонаротти ("Я просто беру глыбу мрамора и отсекаю от нее всё лишнее"), или кого угодно ещё, ему не указ: брянские крестьяне — они упрямые, всегда себе на уме. И, чуть что не по ним, — сразу уходят в партизаны или даже в волки, а там, известное дело: "Шумел сурово Брянский лес…"

"Без меня народ неполный", — однажды гениально сформулировал Андрей Платонов. Гениально — поскольку тогда и человек, очевидно, не может быть "полным" без своего народа. Именно поэтому всё творчество Николая Анисина направлено не на поиски какого-то индивидуального "смысла жизни" и даже не на установление своего личного "места в жизни", а на выяснение той главной системы координат, которая определяет всё бытие нашего народа в целом: "Кто мы? Откуда? Куда мы идём?"

Чтобы ответить на такого рода и такого уровня вопросы, человек всегда пытается установить связь между тем, что было, и тем, что будет. Отсюда — постоянная открытость Николая Анисина завтрашнему дню. Отсюда же — его почти профессиональный (всё-таки — преподаватель истории по первому диплому) интерес к событиям современности и к нашему прошлому: недавнему и более отдалённому. А постоянное прямое сопряжение такого "большого времени" со своей собственной судьбой — редчайшее и драгоценнейшее качество автора, который сегодня упорно работает над воплощением новых творческих планов. В день святого Николая Чудотворца, когда была написана эта рецензия, хочется пожелать имениннику, чтобы эти его усилия увенчались успехом, а наша литература стала больше на ещё одну (надеюсь, далеко не последнюю) достойную книгу.

Георгий Судовцев, газета "Завтра", 21 декабря 2016