Вход в систему

To prevent automated spam submissions leave this field empty.

Несколько строчек о русском шансоне. Отзыв на книгу "Путь русского гангстера"

Отзыв о книге конфликтолога Михаила Орского "Путь русского гангстера", вышедшей в издательстве "Книжный мир", опубликовал на своей странице Вконтакте председатель Объединения потребителей России, журналист Алексей Корягин. Оригинальная стилистика сохранена.

Сегодня - несколько строчек о Русском шансоне. Я не буду делать оговорки о том, кто и как относится к шансону, относятся по-разному - для меня это значения не имеет. Но лично для меня Русский шансон – это, в первую очередь, Блатной шансон, который всегда связан со стремлением человека к воле, свободе, своим близким. Такие песни в моем понимании – это малявы на волю и обратно, письма родителям, любимым, близким, это – песенные послания всем свободным Людям. Словом, – Блатной шансон - это символ Свободы. Думаю, что подобное же восприятие такого песенного творчества у большинства людей, близкие которых прошли лагеря, тюрьмы, ГУЛАГ, или сейчас находятся в местах лишения Свободы – СИЗО, на зонах. Конечно, для многих других любителей шансона, его смысл состоит в чем-то ином. Но в любом случае – шансон – зеркало нашей жизни, отображение наших современников и наших героев. 

На этом, пожалуй, мои суждения заканчиваются, и так как я не особо разбираюсь в шансоне, то «передаю слово» Михаилу Орскому, который и знаток этого жанра, и член жюри ежегодного фестиваля «Хорошая песня» в Светлогорске. Недавно Михаил написал и издал автобиографическую книгу (ее я тоже рекомендую для прочтения и на полку личной библиотеки) – «Путь русского гангстера», в которой после «жизненных мемуаров» он несколько страниц уделил теме Русского шансона. Вот, что в своей книге написал Миша Орский, и, с чем я максимально согласен (текст я привожу выдержками):

«С болью в душе наблюдаю я, старый любитель босяцкой вольной песни, за ситуацией, сложившейся в нашем жанре. По-моему мнению, путь, по которому идет шансон, тупиковый. [... ] Положа руку на сердце, для миллионов слушателей шансон – это именно босяцкая, вольная песня. [...] Беда блатной песни [сейчас – А.К.] в ее неактуальности. Вспомните Высоцкого. Ведь он был по-настоящему злободневен. [...] Допустим, были 90-е, и блатняк был уместен. Рождались шедевры. «Владимирский централ» М.Круга, «Ушаночка» Г.Жарова. Вроде вещи не конкретные, но великолепно поймавшие настроение, криминальную атмосферу общества. [ ...] Но сейчас другое время, другие проблемы. И нужны другие песни».

Подробно, повторяю, мысли Михаила Орского об этом жанре изложены в его автобиографической книге. Его центровая мысль точная – Русский шансон должен быть именно русским, а его тексты – только накаленными и «пеплом Кондопоги» стучать в наших сердцах! 

Конечно, тема Русского шансона особенно понятна и в творческом смысле удается тем авторам, которые сами прошли через лагерную жизни (кстати, тогда у них не бывает и жаргонных «смазок»). Таким человеком – светлой памяти - и поэтом был Михаил Исаевич Танич. Для меня самое показательное было в том, что Михаил Исаевич пришел к «Лесоповалу» после большого и максимально успешного творческого лирического периода, уже в конце своей жизни, и написал для этого своего «приблатненного» проекта более трехсот песен. Но также для репертуара «Лесоповала» Танич написал песню, посвященную солдату, погибшему на Чеченской войне – «Был пацан...».

(Вот, опять же – прав, значит, Орский, требуя актуальности для Русского шансона). Михаила Исаевича нет уже почти десять лет. Творчество его с нами, его шансон – с нами. «Лесоповал» - продолжает выступать. Помните об ушедших наших друзьях, о наших пацанах - мы живем за них. А они продолжают воевать. Всем – добра!

 

Источник