Вход в систему

To prevent automated spam submissions leave this field empty.

История успеха Дмитрия Лобанова

 

ЛИХАЧЕВА: 9.07 в столице. Доброе утро. Вы слушаете "Финам FM" . Меня зовут Елена Лихачева, здравствуйте. "Мы создаем информационное поле для развития экономики и предпринимательства в нашей стране", – именно так на вопрос о своей деятельности отвечает наш сегодняшний герой. Темы не просто близкие, а очень близкие нашей радиостанции и конкретно программе "Они сделали это!", так что с огромным удовольствием приветствую в нашей программе нашего сегодняшнего гостя. Дмитрий, доброе утро.

ЛОБАНОВ: Доброе утро

ЛИХАЧЕВА: Сначала рубрика "Статус".

СТАТУС: Дмитрий Лобанов, генеральный директор издательского дома "Книжный мир". 41 год.

КАК ЭТО ДЕЛАЛОСЬ: В 93-м году окончил Российский химико-технологический университет имени Менделеева по специальности "Инженер-химик-технолог". С 94-го года на протяжении трех лет был заместителем генерального директора холдинга "Международный центр финансово-экономического развития". В 97-м году основал издательский дом "Книжный мир", который возглавляет и по сей день. Увлекается чтением, театром, рыбалкой, охотой, горными лыжами.

Видео-отрывок беседы, в котором Дмитрий Лобанов говорит о перспективах книжного и мультимедиа рынка

ЛИХАЧЕВА: Еще раз доброе утро. Спасибо за то, что вы к нам сегодня пришли. Скажите, пожалуйста, вы с самого начала создания издательства знали, чем вы будете заниматься, какого рода информационное поле вы будете создавать, или вы в процессе сформулировали, в процессе нащупали эту нишу, этот сегмент, в котором вы сейчас успешно работаете?

ЛОБАНОВ: В процессе. На рубеже 2000-х годов пришло некое понимание, и мы попытались сформулировать, что мы делаем, что мы делаем сегодня, как мы это делаем, что мы будем делать завтра, и как мы это будем делать. Изначально появлялась идея выпустить ту или иную книгу, мы ее издавали, она пользовалась спросом на рынке, хорошим спросом на рынке, или не пользовалась спросом на рынке. Все это было сделано методом проб и ошибок.

ЛИХАЧЕВА: Вы все время употребляете слово "мы". Мы – это кто?

ЛОБАНОВ: Мы – это компания наша, наш коллектив, костяк его работает с момента создания компании. И я очень благодарен этим людям, ценю этих людей. У нас уже возникли дружеские связи.

ЛИХАЧЕВА: А вы, я так понимаю, в конце 90-х компанию основали – как раз, как мы это здесь называем, под елочку, под кризис, да? В 97-м году, за год до кризиса. Классика жанра.

ЛОБАНОВ: Да. Кризис 98-го года мы переживали очень и очень непросто.На самом деле, компания вылилась из большого холдинга. В 93-м году я окончил институт – вернее, он уже тогда назывался университет: Российский химико-технологический имени Дмитрия Ивановича Менделеева, великого нашего русского химика. Год отучился в аспирантуре. Тяжелые были времена, непростые были времена. Меня пригласил к себе в компанию мой друг и одноклассник Максим Межанский, который основал и на сегодняшний день возглавляет огромный холдинг, который называется "Международный центр финансово-экономического развития". Там я занимался разнообразными проектами…

Дмитрий Лобанов, Сити ФМ

ЛИХАЧЕВА: То есть, вы окончили химический факультет, поступили в аспирантуру, но потом пошли в несколько другой холдинг, да?

ЛОБАНОВ: Да. Я закончил химический ВУЗ, инженерно-физико-химический факультет. Мы занимались вопросами ядерных химических технологий.

ЛИХАЧЕВА: Слушайте, страшно интересная тема.

ЛОБАНОВ: Очень интересная тема.

ЛИХАЧЕВА: И в аспирантуре вы тем же занимались?

ЛОБАНОВ: И в аспирантуре мы тем же занимались. В аспирантуре мы занимались тем, что сейчас называется нанотехнологиями.

ЛИХАЧЕВА: Да вы что? А не жалеете, что сейчас ушли в "Книжный мир"? Представляете, как бы сейчас вы были на коне с нанотехнологиями, если с 90-х бы годов этим занимались?

ЛОБАНОВ: Как бы я был сейчас в нанотехнологиях, сложно сказать, потому, что я могу предполагать, что какие проблемы были в науке – мало что там поменялось, потому, что у меня тоже остались очень хорошие связи, хорошие отношения с моим научным руководителем, профессором нашего университета Светланой Владимировной Чижевской. Так что…

ЛИХАЧЕВА: В общем, как там не было денег, так и нет? Если попроще, по-русски говорить.

Дмитрий Лобанов, Сити ФМ

ЛОБАНОВ: Понимаете, раньше вообще не было денег. Сейчас, я предполагаю, деньги появились. Но для каких целей этот ресурс используется, мне сложно сказать. Я не думаю, что оптимально используется для развития науки и для развития опытного производства либо серийного производства.

ЛИХАЧЕВА: То есть, больше разворовывается?

ЛОБАНОВ: Я не могу ничего сказать на этот счет, потому что я не владею данной информацией, но мне кажется, просто не то, что разворовывается, а, как говорят различные аналитики и экономисты наши, будь то Делягин или Хазин, что данные средства больше используются для каких-то там вложений на финансовом рынке, еще как-то. Это, опять же, мое предположение.

ЛИХАЧЕВА: Понятно. В общем, нецелевое использование.

ЛОБАНОВ: Я не владею предметом.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо. Давайте вернемся к тому предмету, которым вы действительно владеете. Итак, вы расстались все-таки с темой химико-ядерных реакций, которой вы занимались. Я правильно сейчас формулирую? Расстались с аспирантурой, потому что есть просто нечего было, такая вот банальная причина? Часто случается, когда…

ЛОБАНОВ: Были разнообразные причины. Были причины личного характера, были причины материального характера, и были определенные вопросы, со здоровьем связанные. И комплекс данных причин повлиял на мое решение.

ЛИХАЧЕВА: В общем, вы оказались в холдинге "Международный центр финансово-экономического развития".

ЛОБАНОВ: Да. И где-то с 96-го года я стал заниматься книжным направлением, впоследствии нас выделили из холдинга в самостоятельное юрлицо, ну, а потом мы стали вообще совершенно самостоятельные. У нас очень теплые отношения, мы сотрудничаем с "Международным центром финансово-экономического развития", я надеюсь, и будем сотрудничать, но издательская политика у нас совершенно отличается.

ЛИХАЧЕВА: А вы, кроме того, что вы основатель, вы являетесь совладельцем, владельцем, или вы – генеральный директор?

ЛОБАНОВ: Генеральный директор и владелец компании.

ЛИХАЧЕВА: То есть, вы владелец и генеральный директор. То есть, это полностью ваша компания, за которую отвечаете головой, за команду тоже, за ее развитие.

ЛОБАНОВ: Отвечаю за все – за коллектив, за развитие.

ЛИХАЧЕВА: Давайте тогда вернемся к вопросу, который я задала вначале программы. На каком году существования вашей компании вы, наконец, сформулировали то, чем вы будете заниматься? Рано или поздно встает этот вопрос: так все-таки, куда мы двигаемся в компании? Если он не был задан, не был решен с самого начала, то он решается в процессе.

ЛОБАНОВ: Нет, понимаете, некое было такое чутье, что данные материалы надо формализовать и выпустить на бумажном носителе, скажем так. Это востребовано на рынке. Мы почувствовали, что…

ЛИХАЧЕВА: Ниша свободна.

ЛОБАНОВ: Есть спрос. Стали выпускать подобную литературу.

ЛИХАЧЕВА: Давайте мы еще раз скажем, что за литература. Литература экономической направленности, налогообложение, бухучет…

ЛОБАНОВ: И юридическая.

ЛИХАЧЕВА: И юридическая литература. И вся литература – именно что трактовка этой литературы. Ну, не вольная трактовка…

ЛОБАНОВ: Юридическая – это трактовка. Если это касается бизнеса – это некие рекомендации, опыт профессионалов. Если это касается учета, налогообложения, то это также рекомендации и опыт профессионалов, опыт консалтинговых компаний, опыт аудиторских фирм, и так далее.

ЛИХАЧЕВА: То есть, вот это основной упор – вы его почувствовали и с начала 2000-х работаете исключительно в этом сегменте, в этой нише?

ЛОБАНОВ: Да, с начала 2000-х мы активно работаем в этом сегменте. Также еще есть направление учебной литературы – это литература для высших учебных заведений. Мы достаточно плотно сотрудничаем с рядом ВУЗов, преподаватели которых являются нашими авторами, авторами учебников, учебных пособий, курсов лекций, практикумов, и так далее, и тому подобное. Широкий спектр этих ВУЗов – от Московского государственного университета до частных ВУЗов, небольших ВУЗов, колледжей, техникумов, и так далее.

ЛИХАЧЕВА: Скажите, пожалуйста, сейчас насколько уверенно вы себя чувствуете на рынке по прошествии уже больше 10 лет – 12 лет вы уже работаете на рынке, 13-й год пошел? Нехороший год, так себе.

ЛОБАНОВ: Мы себя чувствуем уверенно на рынке, но…

ЛИХАЧЕВА: Сам рынок чувствует себя крайне плохо.

ЛОБАНОВ: Да, да. Человек предполагает, бог располагает. То есть, сложно… Не люблю загадывать на будущее, но определенная уверенность присутствует. Понимание, что мы делаем, как мы делаем, и что нужно делать в будущем, тоже присутствует, и слава богу. В настоящий момент у нас активно развивается направление электронных книг, аудиокниг. С 2005 года, активно с 2006 года мы также стали выпускать историческую литературу, публицистику.

ЛИХАЧЕВА: Тоже востребовано? Мне казалось, бум некоторый на вольные трактовки исторической литературы, на мемуарную литературу и публицистику исторического толка уже прошел. Или я все-таки ошибаюсь?

ЛОБАНОВ: Бум прошел, но спрос определенный остается. Потом, понимаете, нас знает предпринимательское сообщество, издательство "Книжный мир". Мы пытаемся данному сообществу определенную свою точку зрения изложить на процессы более глобального плана, происходящие вокруг нас, как в нашей стране, так и в мире.

ЛИХАЧЕВА: Давайте мы сейчас буквально на одну минуту прервемся. Я еще раз представлю нашего сегодняшнего гостя. Основатель, владелец и генеральный директор издательского дома "Книжный мир". Через одну минуту ответьте, пожалуйста, на один вопрос. Что у вас сейчас паровозом? Другими словами, какой сегмент из того, чем вы занимаетесь – это экономическая литература, еще раз напомню, налогообложение, бухучет, юридическая литература, историческая литература, а также сегменты электронных книг и аудиокниг – вот что у вас сейчас паровозом? Да, и учебники мы забыли. Что сейчас наиболее востребовано, на что вы сейчас делаете упор, и куда вы собираетесь развиваться? Вы сказали, что у вас есть четкое понимание, куда вы собираетесь двигаться. Так вот, куда, как вы будете это делать? На этот вопрос, пожалуйста, ответьте буквально через одну минуту.

ЛИХАЧЕВА: Еще раз доброе утро. Я еще раз представлю нашего сегодняшнего героя. У нас сегодня в гостях основатель, владелец и глава, генеральный директор издательского дома "Книжный мир" Дмитрий Лобанов. Еще раз доброе утро, Дмитрий.

ЛОБАНОВ: Доброе утро.

ЛИХАЧЕВА: Еще раз спасибо за то, что вы к нам сегодня пришли.

ЛОБАНОВ: Спасибо вам.

ЛИХАЧЕВА: Итак, что самое важное для вас сейчас? Какой сегмент, на что делаете упор?

ЛОБАНОВ: Как вы сформулировали тезис "паровоз" – мы его тоже часто употребляем: паровоз ли локомотив – по-прежнему является экономическая и юридическая литература, а также учебники. То есть, наш основной сегмент, наш основной прайс составляет трактовка комментарии к кодексам, к законам Российской Федерации. Учебники, учебные пособия, и также бизнес литература. Это является…

ЛИХАЧЕВА: Неужели бизнес-литература до сих пор? Просто я разговаривала с книжниками, все в один голос говорят, что вот что просело вообще напрочь, так это бизнес-литература.

ЛОБАНОВ: Просела напрочь, но у нас ее в прайсе…

ЛИХАЧЕВА: Слава богу, не очень много.

ЛОБАНОВ: Определенное количество, и она, слава богу, нормально уходит. Что касается электронных книг, на сегодняшний день у нас это понятие только формулируется. У нас даже нет каких-то ГОСТов, ТУ, которые могут сформулировать, что есть электронное издание, что есть электронная книга.

Я для себя различаю две такие категории: это книги на носителях, и книга, которую можно скачать, контент, который можно скачать их сети. Мы начали свое электронное издание с книг на носителях – на CD, DVD. Данный вид продукции не является паровозом, но, что интересно, он имеет стабильную реализацию, и можно прогнозировать более точно, чем все другие виды… Это некая стабильность, которая помогает прогнозированию, и так далее. И это у нас вызывает определенный оптимизм.

ЛИХАЧЕВА: То есть, не так чтобы уж очень много, зато стабильно, да? То есть, такая подушечка присутствует.

ЛОБАНОВ: Да, да, правильно. Долго я говорил, вы хорошо сформулировали.

ЛИХАЧЕВА: Скажите, пожалуйста, у вас есть такое ощущение, что практически все сегменты, которые вы перечислили, которыми занимается ваше издание, скоро вообще перестанут существовать в бумаге? То есть, я, например, разговаривала с главой издательства "Эксмо", он сказал, что "Три-пять лет, и у нас останется, видимо, детская, подарочная и премиум-литература на бумаге, а все остальное, – а уж тем более те сегменты, которыми занимаетесь вы, – абсолютно точно перейдут на носители электронные".

ЛОБАНОВ: В цифру уйдет. Все уйдет в цифру.

ЛИХАЧЕВА: Ваш прогноз: через сколько лет?

ЛОБАНОВ: Я присоединюсь к прогнозу уважаемого издательства, лидера нашего рынка "Эксмо". Я думаю, что, действительно, это несколько лет, это уже обозримое будущее. Студенты на сегодняшний день с бумаги мало что читают. Все читают либо с КПК, либо читают с экрана, либо скачивают, на основе этого делают различные рефераты, курсовые, и так далее.

Нам даже, когда списывали – мы в своем студенчестве – все равно это некая память.

ЛИХАЧЕВА: Пока пишешь, да, что-то да западет. А тут просто копипастят. Ну, ладно, все равно они не глупее нас в любом случае, правда ведь?

ЛОБАНОВ: Нет-нет. Прогресс. Жизнь идет, как идет, что тут говорить.

ЛИХАЧЕВА: В общем, исходя из этого… Мы просто сейчас сидим за столом, наши слушатели потом могут зайти на сайт, посмотреть: много книг – электронные книги, книги бумажные, CD лежат. Я так понимаю, через пять лет вот этой всей бумаги практически не будет. Будет только CD, DVD, или CD, DVD тоже не будет? Все можно будет просто по кнопочке скачать, скорее всего?

ЛОБАНОВ: Да, можно будет все по кнопочке скачать. Профессиональная литература, литература для образования действительно будет, скорее всего, в большинстве в цифре. Все равно какая-то часть бумаги еще останется, мне так кажется, небольшой процент. Она будет… Понимаете, у нас сейчас какое на рынке положение: у нас количество наименований растет, а средний тираж падает. То есть, в Советском Союзе тираж у книги 3 тысячи экземпляров – это считалось так… От 10, от 20. А у нас сейчас средний тираж по стране 3-5 тысяч экземпляров.

ЛИХАЧЕВА: То есть, 3 тысячи продал – уже хорошо.

ЛОБАНОВ: Да. А если ты их быстро продал, то просто замечательно.

ЛИХАЧЕВА: Но это же какая-то неправильная позиция. Может быть, действительно, подсократить все-таки количество наименований? Просто столько мусора, хлама на рынке – он сам же себя губит. Нет?

ЛОБАНОВ: Да. Присутствует это. У нас несколько проблем, проблем объективных, например, в России, и в Советском Союзе, и в Российской Империи исторически книга стоила дешевле, чем в европейских странах или в североамериканских штатах. Советский Союз много потратил усилий на ликвидацию безграмотности и на то, чтобы книга была доступна. Она действительно была доступна в Советском Союзе. Но в Советском Союзе были огромные тиражи, потому что действительно люди очень много читали, и авторы получали весьма достойные гонорары за это, за свои произведения. Потом, на переходе СССР – Россия перестала существовать система книгораспространения советская. Российская система книгораспространения, то есть оптовые и розничные торговли – она, мягко выражаясь, не очень хорошо себя чувствует и сегодня в том числе.

ЛИХАЧЕВА: Да, она действительно умерла, и, по-моему, до конца не воскресла.

ЛОБАНОВ: В начале 90-х на неком книжном голоде, на снятии цензуры произошел рывок большой, стали издавать большими тиражами Чейза, все…

ЛИХАЧЕВА: Да-да-да, еще историческую эту всю литературу разоблачающую так называемую.

ЛОБАНОВ: Историческую, и разоблачающую, и того же, который много печатался во времена Советского Союза, Пикуля.

ЛИХАЧЕВА: Да. Грузовиками же сметали, помните?

ЛОБАНОВ: Грузовиками сметали, да. И поколение то еще было, которое много читало, читающее поколение. Прошло, извините, 15-20 лет. Ситуация коренным образом изменилась. Количество наименований огромное, и есть некое бутылочное горлышко книжной торговли. Про это написано очень много, книжные аналитики про это пишут-пишут, ничего не меняется. До нынешнего кризиса у нас была одна из крупнейших сетей книготорговых, она с вступлением в кризис переживает очень непростые времена. Там проблемы буквально у всех издательств – и у "Эксмо", в том числе. Они объявили, что перестали с ними сотрудничать.

ЛИХАЧЕВА: Вам рынок нынешний, посткризисный, условно скажем, конечно…

ЛОБАНОВ: Я не думаю, что он посткризисный.

ЛИХАЧЕВА: Да, я, кстати, сейчас сказала, потом думаю – что это я такое сказала? Уж тем более, книжный рынок – он точно не посткризисный, он, что называется, кризисный с большой буквы К. Но все-таки нынешний год вам нравится, нынешнее положение на рынке, или, скажем, полтора-два года назад все-таки было еще хуже? Как вы оцениваете?

ЛОБАНОВ: Нет, полтора-два года назад, наверное, не было еще хуже.

ЛИХАЧЕВА: Хуже сейчас?

ЛОБАНОВ: Да, сейчас хуже.

ЛИХАЧЕВА: Не покупают?

ЛОБАНОВ: Плохо покупают. Сложно в целом оценить. Во-первых, был принят ряд нормативных документов для закупки учебной литературы ВУЗами, все это сейчас проходит через определенную процедуру торгов. Она на самом деле, я полагаю, не совершенна. То есть понятно, что предпринимаются некие шаги защитить от коррупции данный рынок, но когда все степени свободы у какого-то инструментария отбираются, то он не работает просто. Достаточно сложно в этом сегменте себя чувствуем, очень большое количество организаций книготорговых очень сократили закупки свои. Но, с другой стороны, есть другой эффект. У сети, которая считалась крупнейшей в Российской Федерации…

ЛИХАЧЕВА: Да назовите вы ее уже, все же знают, что за сеть.

ЛОБАНОВ: Компания называется "ТОП-КНИГА" новосибирская. Интересная вообще компания, но вот у них случились проблемы, и реанимировался региональный небольшой книготорговец, мы на себе это почувствовали. Они достаточно агрессивно заходили в ряд регионов России, и региональный книготорговец – ему, конечно, тяжело было выжить. Он как-то там выживал, но сейчас наблюдается некая реанимация. А с ним получается более доверительная и более оперативная связь, чем с большой мегаструктурой, где есть определенная ротация людей, изменения в управлении компании. Бывает сложно.

ЛИХАЧЕВА: То есть, с каждым годом, есть такое ощущение, что сложнее и сложнее – я просто не хочу употреблять слова "все хуже и хуже", но все сложнее и сложнее, да?

ЛОБАНОВ: Не могу так сказать. Хотел бы сказать так: дай бог, если мы на дне кризиса. Каких-то пессимистических взглядов не буду тут пропагандировать, но посмотрим, как оно будет. Получается так, что мы стали работать в энное количество раз больше за меньшую отдачу.

ЛИХАЧЕВА: Ну, это, вообще-то, у всех, не только на книжном рынке. Работаем больше, денег получаем меньше.

ЛОБАНОВ: Да, да.

ЛИХАЧЕВА: Обычная история, не только у вас. Я не знаю, утешит это вас или нет. Ладно, давайте буквально на три минуточки прервемся. Дмитрий Лобанов у нас сегодня в гостях, основатель, владелец и генеральный директор издательства "Книжный мир". Через три минуты снова будем в студии "Финам FM".

ЛИХАЧЕВА: И снова доброе утро. Сегодня в программе "Они сделали это!" основатель, владелец генеральный директор издательского дома "Книжный мир" Дмитрий Лобанов. Мы сейчас, точнее, наш герой сегодняшний, озвучил несколько пессимистичные выводы, но с проблеском надежды, я так понимаю, вы все-таки не расстаетесь. Вы говорили о том, что понимаете, что делать. Учитывая все вышесказанное по поводу бумажных носителей, по поводу электронных носителей, вы ведете свое издательство к тому, чтобы оно существовало, я так понимаю, на сайте, и можно было, просто нажав кнопку, скачать любой контент, да? То есть, генеральная линия, генеральный тренд такой вас, как руководителя? Туда ведете свою компанию, детище свое, или как?

ЛОБАНОВ: Все, что касается учебной и деловой литературы – да, туда ведем. Опять же, я бы не стал говорить только про электронные библиотеки, скачивание из сети. Книги на носителях, я думаю, поживут еще достаточное количество лет, будут пользоваться спросом.

ЛИХАЧЕВА: А что касается нажать кнопку и скачать контент – вы сумеете защитить себя, авторов, которые работают с вами, от сами понимаете чего – от пиратства, грубо говоря, которое существует просто в каком-то неимоверном масштабе у нас в России? В мире вообще, но у нас в России это просто что-то.

ЛОБАНОВ: Пиратство существует выезде и во всем. Защитить на сто процентов, конечно, мы не сможем. Мне кажется, нас сегодняшний день действенная защита от пиратства – это разумная цена. Если предлагать разумную цену за продукт, тогда пиратство можно свести к минимуму. Если говорить про продукты "Microsoft" – все с ними каждый день сталкиваемся – на мой взгляд, в России они стоят дорого. Когда спросили Ольгу Дергунову, которая возглавляла, по-моему, "Microsoft" в России…

ЛИХАЧЕВА: Да, больше не возглавляет.

ЛОБАНОВ: "А сколько стоят энные продукты в Китае?" И она: "А в Китае они стоят в разы дешевле". На сегодняшний день этот рынок тоже формируется. На сегодняшний день проводятся разнообразные совещания, конференции, создаются ассоциации и общественные организации. Я вхожу в комиссию при общественной палате по защите интеллектуальной собственности в сети Интернет. Вот мы собираемся, пытаемся что-то сформулировать; там есть музыканты, те, кто продает кино через Интернет, несколько людей, которые продают книги. И мы пытаемся разговаривать, что-то формулировать, готовим документы, готовим поправки к действующему законодательству и пытаемся достучаться до наших законодателей. Это непросто, но работа в данном направлении идет. Я знаю, что Гильдия книжников не так давно весной проводила интересное совещание, такую конференцию по цифровым книгам. То есть, вообще сейчас такие движения навстречу друг другу как от предпринимательской среды, от научной среды, от государственных органов. Надо сформулировать, задать правила игры.

ЛИХАЧЕВА: То есть, они есть, но пока хаотичные?

ЛОБАНОВ: Хаотичные. Каждый делает так, как может, и, в общем-то, предпринимает какие-то шаги. Как-то торгуется у него, как-то приносит какую-то копеечку – ну и слава богу.

ЛИХАЧЕВА: А как вы хотите, чтобы это было? Идеальный вариант развития событий для вас какой?

ЛОБАНОВ: Не могу сказать. Хотелось бы, конечно, чтобы люди приобретали наши книги, платили деньги нормально, доступно… Знаете, еще какая проблема: а как расплачиваться за Интернет-продукт?

ЛИХАЧЕВА: Вот это, мне кажется, проблема ключевая.

ЛОБАНОВ: Одна из ключевых, безусловно.

ЛИХАЧЕВА: Мне кажется, она ключевая, потому что мне, например, не жалко отдать за главу, которая меня интересует в данной книжке, допустим…

ЛОБАНОВ: За книжку надо отдать 50 рублей. Но вот как эти 50 рублей – за курс лекций – как я могу оплатить? Я сам столкнулся с таким вопросом. Прошел несколько кругов ада. Неудобно. Должен быть удобный инструмент. Человек нажал на кнопку – у него списались, допустим, деньги с карты, или он послал SMS – у него списались. Но это, опять же, вы представляете, сколько нужно сорганизовать, скоординировать какую работу? То есть, с операторами мобильной связи, с провайдерами основными сети, и так далее, и тому подобное. Но работа эта идет. Она, моет быть, не столь активна, но я думаю, что время нас просто будет подстегивать, и мы будем интенсивней развиваться в данном направлении. Мы как издательство и мы как рынок.

ЛИХАЧЕВА: Ну, судя потому, что "Эксмо" и "АСТ", в принципе, в эту тему уже сейчас влезли и активно ее развивают, есть надежда, что за ними – это все-таки крупнейшие наши издательства – за ними потянется и весь наш рынок. Наверное, все это должно произойти очень быстро. Недавно у меня был владелец, совладелец компании, которая владеет платежными терминалами "QIWI" – вы помните, что буквально несколько лет назад их вообще знать никто не знал, что это за штучки такие стоят? Теперь они стоят в каждом киоске, в каждом магазине, огромное количество, и тоже достаточно много людей должны были объединиться, понять друг друга, понять, как это все проводить. Сейчас законодательная база уже для них подготовлена, то есть все произошло буквально за несколько лет. Если здесь сдвинется все с мертвой точки, мне кажется, все-таки, может быть, не бумажный носитель, но, по крайней мере, контент, содержание все-таки сохранится, и люди будут его читать и скачивать, и он какой-то доход будет приносить все-таки и авторам, и книжным издательствам. Вы сами вообще что-нибудь из своей продукции читаете? Вам самому, что больше всего интересно?

ЛОБАНОВ: Мне интересна публицистика, история. Это действительно интересно.

ЛИХАЧЕВА: Вы читаете как? Вы читаете на бумаге, или на электронной книге, или как вы читаете?

ЛОБАНОВ: Я читаю и так, и так. Какой-то вопрос – взял с полки кодекс, открыл главу, прочитал. Другая ситуация – открыл файл, прочитал. То есть, по-разному. Не могу сказать, как я больше читаю. Конечно, для меня как человека, выросшего в то время, когда книги считались одним из символов достатка, мне очень нравится читать книгу, сидя в кресле, лежа на диване. Люблю бумажную книгу.

ЛИХАЧЕВА: То есть, такой интимный, чувственный процесс, когда ты ее трогаешь, листаешь – вот это, да?

ЛОБАНОВ: Люблю книгу, когда она пахнет типографской краской свежей.

ЛИХАЧЕВА: Жалко вам будет, когда все-таки бумажные носители практически уйдут? Мне вот жалко. То есть, я понимаю, что они уйдут, от этого никуда не денешься.

ЛОБАНОВ: Мне жалко другого. Мне жалко больше всего, что люди станут меньше читать. Сейчас читают очень мало, а станут еще меньше читать. Все-таки, книга, буква – это вещи сакральные. Это не просто предмет товар-деньги-товар отношений – это вещь, данная нам свыше. Вначале было слово. Когда человек читает, он трудится. У него откладывается гораздо больше всего, чем, допустим, когда он слушает ту же аудиокнигу. А когда эта книга учебная, научная, то это в кубе больше приносится пользы. И вот этого мне жалко. Я предполагаю, что в настоящее время следовало бы нашему государству, власть имущим уделить больше внимания программам поддержки чтения. То есть, они существуют, они работают, но мне кажется, надо предпринимать в этом направлении гораздо больше усилий.

ЛИХАЧЕВА: Какие, например, усилия? Вы имеете в виду, что надо детей научить читать, да? Я сейчас специально не употребляю это слово "заставить" – а вот заинтересовать их чтением, да? При этом понимать, что мы конкурируем с 3D-фильмами, с играми, с разного рода другими активностями, которые гораздо более яркие, запоминающиеся, впечатляющие, и так далее. И самое главное, что вы правильно сказали, там трудиться не надо. Там пришел тупо – и смотришь, и потребляешь. А тут, действительно, нужно что-то включаться, воображать своей собственной воображалкой, то есть, действительно, проводить какую-то эмоциональную внутреннюю, и умственную в том числе, работу. А попробуй, заставь!

ЛОБАНОВ: Понимаете, как мне кажется, движение вперед, какое-то развитие – это всегда некий дискомфорт. В комфорте мы расслабляемся. Это вопрос как раз нашей политической элиты, это вопрос родителей, это вопрос школы, это вопрос высшей школы. Детей надо обязательно заставлять читать. Один из наших авторов, Андрей Юрьевич Рыбаков, советник главы Центрального банка Российской Федерации, мне сказал так: "У меня нет дома телевизора, – у него трое детей. – Они, когда я считаю нужным, я включаю, и смотрят фильмы на DVD". Поиграть – тоже через его цензуру.

ЛИХАЧЕВА: Что-то он им может отобрать.

ЛОБАНОВ: Что-то может дать, да. То есть, это определенный круг. Но, понимаете, еще на государственном уровне, как мне кажется, что необходимо сделать. Мы живем в Москве, мы всем избалованы, у нас здесь рядом несколько книжных магазинов хороших, прекрасных, с отличной навигацией. Можно зайти, спросить у сотрудников магазина, как найти данную книгу, можно подойти к терминалу, найти самому данную книгу. А если мы отъедем на 100 километров от Москвы и зайдем в какой-нибудь районный центр – если в этом районном центре мы найдем один магазин, то, я считаю, очень хорошо, и главе администрации надо какое-то поощрение. Вот в чем проблема.

ЛИХАЧЕВА: Но, как правило, в этом одном книжном магазине практически такого рода, такого уровня литература, что лучше бы его там не было – это 90%. Это раз. Во-вторых, цены там – у меня просто чуть глаза не выпали: там цены больше, чем в Москве. То есть, у людей доходы совершенно несопоставимы в провинциальном каком-нибудь городе, а цены на книги там или такие же, или на несколько даже десятков процентов больше, чем в столице.

ЛОБАНОВ: Цена складывается из затрат.

ЛИХАЧЕВА: Я понимаю, что логистика здесь довольно такая… Это пункт довольно серьезный, но не из-за логистических затрат книга стоит на 30% дороже, чем она стоит в Москве.

ЛОБАНОВ: Не из-за логистических. Там же много всяких вещей, много всяких статей. А аренда?

ЛИХАЧЕВА: Ну, хорошо, аренда в городе Воронеже и в Москве – она что, одинаковая, что ли? Там же дешевле.

ЛОБАНОВ: Она не одинаковая, но я вас уверяю, что для Воронежа она покажется все равно высокой. Вот в этом и надо направлении нам всем двигаться. Надо понять, что книгоиздание, книгораспространение – это стратегическая задача для страны. И потом, когда мы начнем изучать данный рынок, мы поймем, что, возможно, нужно легатировать аренду. Может быть, надо легатировать налогообложение людей, которые занимаются данным видом предпринимательства. Возможно, государству нужно создать какую-то собственную систему книгораспространения, в которую без труда мог бы попасть любой издатель – у которого 2 тысячи наименований в прайсе, и у которого 10 наименований в прайсе. И поработать в этом направлении, и сделать нормальную систему книгораспространения. Может быть, это будет какой-нибудь глобальный Интернет-магазин, и человек может заказать из того же Воронежа книгу, действительно, как вы сказали, по разумной цене. Также можно провести какой-нибудь марафон выставок по всей стране – у нас же огромная страна, 7 тысяч километров…

ЛИХАЧЕВА: В Новосибирске что-то делали.

ЛОБАНОВ: В которой могли бы принять участие либо бесплатно, либо за разумные деньги. И издатели сразу это почувствуют, и книгораспространители это почувствуют. И очень жестко отслеживать вопросы, связанные с монополией на рынке. То есть, это, во-первых, касается книгораспространителей. Как только конкурентные механизмы заработают, если это будет реальная адресная поддержка этого бизнеса, я думаю, что определенные сдвиги в чтении книг мы получим.

Вы правильно сказали: книги дороги. Но если вы возьмете накладную и посмотрите, за сколько отпускают в книжный магазин, и какая цена на книги в книжном магазине – там, я вас уверяю, 100%, 60%, 70% наценка. А бывает еще и 300%, и 600%.

ЛИХАЧЕВА: Да, я знаю.

ЛОБАНОВ: И как раз развитие электронной книги поможет эту связь уменьшить, количество звеньев в цепи будет меньше. И любой потребитель может быстро достучаться до издателя. Конечно, тут поменяются функции как издательств, так и распространителей. Больше внимания и, я уверен, каких-то материальных преференций достанется автору. У нас сегодня авторы получают очень мало. Даже известные медийные персоны, раскрученные, которые продаются хорошими тиражами, получают мало.

ЛИХАЧЕВА: Как вы думаете, когда практически процентов восемьдесят-девяносто из бумажных носителей перекочует в эектронные носители, контент от этого как-то выиграет? Потому что сейчас есть такое ощущение, что под хорошей обложкой с грамотным пиаром можно продать такую чушь, просто абсолютную чушь. А если я просто нажимаю на кнопку – там нет обложки. Может быть, какой-то пиар. Ну, сами понимаете, что в данном случае несколько сложнее будет пиарить. Я просто нажимаю на кнопку, меня в данном случае интересует исключительно содержание, суть. У меня такое ощущение, что контент от этого выиграет, то есть мы все выиграем от того, что в основном это будут электронные носители. Каково ваше мнение? Озвучьте его, пожалуйста, буквально через одну минуту. Дмитрий Лобанов у нас сегодня в гостях, генеральный директор издательского дома "Книжный мир".

ЛИХАЧЕВА: Еще раз доброе утро. У нас сегодня в гостях генеральный директор, основатель, владелец книжного дома "Книжный мир" Дмитрий Лобанов. Еще раз доброе утро. Я до паузы задала вопрос: как вы думаете, с переходом с бумажных на электронные носители выиграет ли контент? То есть, не будет красивой обложки, не будет широкого грамотного пиара, будет просто кнопка, на который нажимаешь, и получаешь просто контент, голые буквы, черные буквы на белом экране. И в данном случае, как мне кажется, контент, может быть, и выиграет, потому что он одинок останется.

ЛОБАНОВ: Доброе утро. Выиграет читатель и потребитель,

ЛИХАЧЕВА: Ну да, через контент, конечно, выиграет читатель и потребитель.

ЛОБАНОВ: Он выиграет почему: потому, что он получит возможность знакомиться с содержанием, с частью произведений, и так далее. Наиболее интересные Интернет-магазины уже публикуют содержание, какие-то главы, какие-то части произведения. Там есть такая функция: полистать, и это, конечно, большой плюс для читателя. Читатель выиграет.

ЛИХАЧЕВА: Вы все-таки не ответили, качество литературы улучшится, на ваш взгляд?

ЛОБАНОВ: Качество литературы, естественно, улучшится. Мне кажется, улучшится. Время покажет, но улучшится.

ЛИХАЧЕВА: У меня вот еще какой вопрос: как вы думаете, меняется ли мышление человека, который читает не объемную книгу со страницами, обычную бумажную книгу – меняется ли мышление человека, когда он от такого рода носителя переходит к чтению на компьютере или к чтению на электронной книге – те самые наладонники? Просто я слышала такое мнение, и оно меня очень поразило. То есть, в некотором смысле это шаг назад, потому что когда мы читаем страницы, мы можем вернуться, это некое объемное мышление. Когда мы читаем исключительно сверху вниз, это шаг назад даже эволюционный – это такое чтение папируса. То есть, ты все время глазами двигаешься вот так, вот так. Для того чтобы тебе вернуться, это довольно сложно. И таким образом изменяется даже структура восприятия жизни и структура мышления. Может быть, это несколько за уши притянуто и преувеличено. Мне интересно ваше мнение.

ЛОБАНОВ: Про структуру мышления сложно сказать. Я с этим столкнулся, когда попытался прослушать сложные философские труды – Иван Ильин, по-моему, это был, великий наш русский философ – в форме аудиокниги. Вот я слежу, слежу за материалом, потом говорят, и я почувствовал, что мне нужно вернуться назад, чтобы перечитать. В форме бумажной книги это сделать просто.

ЛИХАЧЕВА: А вот в формате аудиокниги и, кстати, даже электронной книги это довольно сложно, потому, что этот экран – пока ты там вернешься: так-так-так, где-то было…

ЛОБАНОВ: Где же это было? Да.

ЛИХАЧЕВА: Все, до свидания. Закладки там, конечно, можно делать, но все равно это неудобно, и глаз не приучен к этому.

ЛОБАНОВ: Безусловно. Поэтому я говорил и повторяюсь, что то, что касается серьезной литературы – научной, учебной – конечно, бумажный формат не сразу сдаст позиции.

ЛИХАЧЕВА: Ответьте, пожалуйста, постарайтесь искренне. Вы не жалеете, что вы влезли в этот книжный рынок, когда он был очень привлекательным? Сейчас он гораздо менее привлекательный. Нет у вас такого ощущения: "Эх, мог выбрать что-нибудь другое"? Сейчас так сложно, непонятно, что с этим рынком будет вообще, будет ли государственная поддержка. Скорее всего – будем считать, что, скорее всего, будет.

ЛОБАНОВ: Может быть, когда-то я так говорю и думаю, но, по большому счету, все, что в жизни ни происходит – глупо о чем-то жалеть.

ЛИХАЧЕВА: А что вас не устраивает в вашей жизни сейчас больше всего? Представьте, сейчас какой-нибудь джинн – раз такой: "Что могу изменить для тебя?" Что бы вы изменили в первую очередь?

ЛОБАНОВ: Самое главное, что бы я изменил – это попросил у него, у джинна, себе побольше организованности и поменьше лени.

ЛИХАЧЕВА: Вы что, ленивый человек?

ЛОБАНОВ: Я ленивый человек.

ЛИХАЧЕВА: Да ладно, не может быть. Сколько у вас сейчас в прайсе в издательстве?

ЛОБАНОВ: Позиций?

ЛИХАЧЕВА: Да.

ЛОБАНОВ: Порядка 300-400.

ЛИХАЧЕВА: Это же немало, в общем-то, да? Если бы вы были совсем ленивым человеком, вряд ли бы вы 12 лет уже руководили издательством. Или вы каждый день через не хочу, через не могу? Вот так, преодоление?

ЛОБАНОВ: У каждого человека по-разному все складывается, но я хочу сказать, еще раз повториться, что движение вперед – это всегда преодоление, это выход из состояния комфорта. А я люблю находиться в состоянии комфорта, люблю лежать с книгой на диване. Я люблю с друзьями поехать на рыбалку, и так далее. Я считаю, что у меня излишнее количество лени.

ЛИХАЧЕВА: Знаете, я, кстати, не от вас первого слышу про лень. У людей, которые руководят компанией, есть такие мысли о том, что они ленивы. Мне всегда хочется спросить: если вы так любите лежать на диване, если вы любите пребывать в состоянии комфорта, если вы по внутренним вашим ощущениям ленивы… Собственно, лень – это же не всегда плохо, вообще-то. Это мы просто в нашем сумасшедшем веке привыкли, что постоянно нужно двигаться куда-то вперед. Куда вперед? Там, может, какой-то тупик, обрыв. Главное – вперед, выпучив глаза. На самом деле, может быть, есть люди, которым этот стиль жизни противопоказан. Мне каждый раз хочется спросить: а зачем вам это? Если вы постоянно чувствуете какой-то раздрай какой-то внутри. Вот я хочу полежать с книгой, а мне приходится эти книги продавать, что-то думать про свою команду, какие-то продажи, эти прайсы. Может быть, ваше как раз предназначение – лежать и читать, потом делать какие-то аннотации, может быть, что-то написать? Зачем вам это, скажите? Зачем вам руководить компанией?

ЛОБАНОВ: Люблю лежать на диване с книгой, но определенное время полежал – и побежал дальше. Становится скучно как-то. Не знаю, сложно на этот вопрос ответить однозначно, но, мне кажется, тут комплекс причин. Во-первых, привыкаешь к своему образу жизни, нравится, когда видишь продукт свой собственный, видишь, когда он приходит из типографии, когда он хорошо отгружается. Это все нравится. Когда вертится все вокруг, когда механизм этот работает. Это приносит определенное удовольствие.

ЛИХАЧЕВА: Назовите, пожалуйста, три книги, которые напечатаны или изданы в вашем издательстве, и которые вам лично нравятся.

ЛОБАНОВ: Что касается профессиональной литературы – наверное, это наш "Комментарий официальных органов к налоговому кодексу". Сейчас радиослушатели могут улыбнуться.

ЛИХАЧЕВА: Да, вы получили, наверное, удовольствие большое, читая эту книгу.

ЛОБАНОВ: Очень много мы получили искренних каких-то писем. Понимаете, человеку написать письмо, благодарственное письмо – это какая-то работа, какое-то движение. И когда ты получаешь от незнакомых людей "спасибо" за то, как им помогла эта книга в работе, в каких-то спорных ситуациях, и так далее… Владимир Викторович Токмаков – автор-составитель этой книги. Пережила она уже, сейчас затруднюсь сказать, девять или десять изданий у нас, приличным суммарным тиражом она вышла. То есть, данная книга достаточно интересна, и люди искренне говорят спасибо. Большое спасибо, и огромный интерес был проявлен со стороны… Приезжают накануне Дня милиции два офицера ГАИ-ГИБДД к нам в издательство. Два капитана, по званию два капитана. Вы знаете, такие интеллектуалы, такие приятные собеседники, и говорят: "Мы приехали…"

ЛИХАЧЕВА: Это оборотни были какие-то в погонах, мне так кажется.

ЛОБАНОВ: "За вашей книгой "Комментарий к кодексу об административных правонарушениях". Владимир Сергеевич Чижевский, мой старый товарищ и друг – автор-составитель данной книги. Говорят: "Вы знаете, мы заехали в один магазин крупный, в другой магазин – в одном была одна книга, и то по такой цене… Мы с удовольствием читаем, и в канун Дня милиции дарим своим сотрудникам, своему руководству". И мы так с ними интересно побеседовали по каким-то специальным вопросам, по жизненным вопросам – я просто был приятно удивлен. Два офицера, мне просто с ними было очень интересно общаться. Это что касается нашей специальной литературы. Очень интересная книга – аудиокнига "Иоанн Грозный. Без лжи и мифов" нашего автора Вячеслава Геннадьевича Манягина, нашего историка, очень интересного человека. Книга была выпущена в канун премьеры фильма "Царь" Лунгина, и Вячеслав Геннадьевич написал открытое письмо президенту Российской Федерации о запрете проката фильма "Царь".

ИоаннЛИХАЧЕВА: Потому что там все вранье, по его версии?

ЛОБАНОВ: Понимаете, Иоанн Грозный – это настолько глобальная фигура в истории государства российского, что про него очень пристрастно всегда рассказывали. Это такая глыба, что никаких карикатур, никакой издевки – тут, мне кажется, нужно с этим очень осторожно.

ЛИХАЧЕВА: Вам самому фильм понравился?

ЛОБАНОВ: Вы знаете, нет. Не понравился. Ну, не понравился по другим даже каким-то, не по поводу подачи исторического материала, а по формам скорее каким-то. Вот эта аудиокнига, что касается аудиокниг…

ЛИХАЧЕВА: А что касается литературы исторической, публицистической?

ЛОБАНОВ: Исторической, публицистической – мы в канун кризиса учредили серию "Антикризис" и выпустили несколько книг. Интересная книга, которая недавно вышла – это американского автора Томаса Читтама, у нас это первый опыт перевода издания на русском языке. "Крах США. Вторая гражданская война 2020". Очень интересный автор, он патриот Соединенных Штатов, он совершенно не пророссийски настроен, сторонник конституции США, ветеран войны во Вьетнаме. Он описывает процессы, происходящие в настоящий момент как глобально, но в основном в Соединенных Штатах, и рисует не очень веселые прогнозы на будущее. Книга такая апокалипсических сценариев, но, в общем, очень интересный взгляд оттуда. В данной серии сейчас у нас выходит очень интересная книга Вальцева "Закат человечества", второе издание.

ЛИХАЧЕВА: Еще одна апокалипсическая…

ЛОБАНОВ: Еще одна апокалипсическая. Понимаете, мы не зовем апокалипсис, и авторы не зовут этот апокалипсис – они пытаются докричаться до людей, до элит, на простых примерах показать, какие процессы происходят в обществе, какие опасные тенденции существуют. И вот в этом их главная заслуга. Может быть, кто-то задумается. Может быть, мы пойдем чуть-чуть правильнее.

ЛИХАЧЕВА: Последний вопрос. Вы так много читаете такой апокалиптичной литературы – вам не страшно жить?

ЛОБАНОВ: А что значит – страшно жить или не страшно жить? В том, что мы скоро умрем? Или в чем страх?

ЛИХАЧЕВА: Ну, вам не кажется, что действительно человечество куда-то двигается не туда? Даже, скажем так, цивилизация.

ЛОБАНОВ: Да, мне кажется, что она двигается не туда, но на все воля не наша. Что будет – то будет. Повлиять на это мы каждый можем, но не в глобальном плане. То есть, делай, что должен, и будь что будет. А бояться или не бояться – все мы когда-то подойдем к какой-то черте, что поделаешь. Раньше это случится, позже это случится – по большому счету, не наша это воля. Делай, что должен, и будь что будет. А там посмотрим.

ЛИХАЧЕВА: Спасибо вам большое за ваши последние слова и вообще за то, что вы к нам сегодня пришли.

ЛОБАНОВ: Спасибо вам.

ЛИХАЧЕВА: Надеюсь, вы к нам как-нибудь еще придете.

ЛОБАНОВ: С удовольствием, приглашайте.

ЛИХАЧЕВА: Я еще раз представлю нашего сегодняшнего гостя. Итак, у нас сегодня в гостях был генеральный директор, основатель и владелец издательского дома "Книжный мир" Дмитрий Лобанов у нас на "Финам FM". Это была программа "Они сделали это!". Я благодарю продюсера этой программы Валентину Васильеву, благодарю Евгения Лабыча, который сегодня был за пультом. С вами была Елена Лихачева. До завтра. Счастливо.

Радио "Сити FM", программа "Они сделали это". 26. 05. 2010 г.

Скачать файл с полной аудио-записью программы можно здесь